Главная
Карта сайта
Написать письмо
Принимаются заявки на обучение по программам дополнительного профессионального образования

Облако тегов

Jaws for Windows Owl Software Top Braille Virgo online-тестирование ГОСТ Интернет Интернет-консультирование Материалы научно-практических конференций ООН Общественная Палата Справочно-методические материалы административно-управленческий персонал аренда брайль вызов выпуск тифлокомментаторов выставки государственные программы департамент социальной защиты дистанционное обучение документы доступность инспектор по доступной среде информационные технологии конференция круглый стол «Интернет – доступная среда для инвалидов» лицензии обучение обучение слепоглухих оплата органы государственной власти питание пресс-конференция проезд проживание семинар семинары сопровождающий социальная политика социальная реабилитация специализированное аппаратное обеспечение специализированное программное обеспечение тифлокомментатор тифлокомментирование трудовая реабилитация трудовая реабилитация инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности тьютор удостоверение

Поиск

{На главнуюИнститут Реакомп Могу, хотя и слепой!}

Могу, хотя и слепой!

Татьяна Рыжикова

Она рассказала мне все: как люди воспринимают слепоту - свою и чужую, что помогает принять жизнь без зрения. И еще - о навязанном обществом «комплексе слепоты» и как бывает трудно перейти дорогу...
Если ты ослеп
Закройте глаза и пройдитесь по комнате. Попробуйте налить себе чай, сделать бутерброд. Что, если так провести час? А если больше? И, наконец, вдруг — навсегда таким остаться?
Не знаю, как для кого, но для меня это представляется страшным сном, который я даже воображать не хочу.
Люди, потерявшие зрение уже взрослыми, зачастую с таким же ужасом и смятением воспринимают свою новую жизнь. Кто-то не видит смысла в ее продолжении, кто-то отказывается в это верить, кто-то отстраняется от внешнего мира, закрываясь в четырех стенах.
Панику, страх и растерянность смолянам помогает пережить Татьяна Михайловна Рыжикова. К счастью, в нашем городе нашелся человек, готовый показать, что жизнь не закончилась, что потеря зрения не сделает твое существование пресным. Что ты, наконец, такой же человек, как и все. И давай выкидывай свои «комплесы слепоты».
Причем делает Татьяна Михайловна свою важную работу совершенно бесплатно — по велению души и своего педагогического таланта.
- Реакция на возникшую слепоту бывает разная. Я помню девушку, которая все возмущалась: «Не хочу к вам, инвалидам!» А другая однажды легла и стала ждать своей смерти, - рассказывала моя собеседница.
- И что вы делаете? Как возможно помочь?
- В первую очередь, это, конечно, беседы. Они разные — по понятным причинам. Привожу в пример незрячих, добившихся большого успеха в жизни. Учу полезным навыкам, чтобы было возможно жить максимально самостоятельно: навигации, чтению, письму и даже тому, как общаться со зрячими.
- И как?
- Я считаю, что ответственность за общение в любом случае лежит на двух сторонах. Необходимо создать приятную атмосферу, помочь избежать неловкости, стеснения. Ведь часто человек хотел бы оказать помощь, но не знает: как? Так что надо подсказать ему. В общем, надо помочь себе помочь, - улыбаясь, объясняла мне женщина. - И если человек что-то сделал не так, то поправить аккуратно, чтобы не создать негативный образ. Ведь потом он может не подойти к другому незрячему.
- Думаю, после этих слов видящим людям тоже стоит подумать о своей ответственности. Впрочем, к этому вернемся позже. Расскажите немного о том, как писать и читать?
«Комплекс слепоты»
Татьяна Михайловна рассказала мне и о себе: как она приняла свое плохое зрение и как пришла к тому, чтобы помогать другим. По ее словам, другие люди воспринимают чужую слепоту гораздо тяжелее, чем человек - свою. И если бы не постоянное снисхождение и какие-то неловкости, то незрячие люди чувствовали бы себя гораздо увереннее и лучше. Ей самой пришлось долго бороться с навязанным мнением о собственной неполноценности.
Татьяна Михайловна росла в глубинке - в деревне Василевичи Краснинского района. Там врачей без особой надобности не посещали, так что до ее плохого зрения никому не было дела — этого попросту никто не замечал. И даже в школе, когда Татьяна начала читать и писать практически «носом», учителя не придавали этому значения.
Девочка так и отучилась первый год — без очков. А уже во втором классе к ним пришла фельдшер. Глянула на Татьяну — и выписала направление к окулисту. Тогда только ее повезли в город показывать доктору.
Там она довольно быстро адаптировалась, завела друзей. Кроме того, освоила технику чтения по Брайлю. Позже ей это очень пригодилось в жизни, ведь зрение с возрастом стало такое, что издания для зрячих стали ей не по силам. А женщина - заядлый книголюб.
Но через полгода обучения в спецшколе, когда Татьяна приехала домой на каникулы, родители уговорили ее остаться в деревне — мол, дома в любом случае лучше, да и надо учиться писать, как все, а не «по-слепому». И хоть Таня, побыв в хороших условиях, уже фыркала от того, что дома пахнет керосинкой, она все же решила с родителями не спорить.
- Я очень жалею, что тогда меня не вернули в специальную школу.
- Почему?
- Во-первых, мне в деревне привили комплекс неполноценности, с которым потом пришлось долго бороться. Слепота вообще пугает. И отношение к такому человеку обычно отстраненное, люди как бы ставят его на ступень ниже. А в деревне, где в почете физический труд — особенно. Считается, что слепой человек — неполноценный: работник никакой, семью создать тоже вряд ли сможет. Так что родители всегда старались скрыть мое плохое зрение от остальных и периодически одергивали: «Не лезь, не делай, сейчас все сломаешь» и так далее.
Второй причиной Татьяна Михайловна назвала проблемы в общении со сверстниками.
- Тань, иди в поле, я тебе мяч буду бросать, - предлагал, например, мальчишка, а она мяч никакой поймать не могла — не видит ведь. И его неловкость в этот момент чувствовалась: обидеть не хочется, а толку с нее в игре никакого. Конечно, мальчишкам становилось неинтересно с ней играть.
- Тогда резонный вопрос: как вы относитесь к инклюзивному образованию?
- Думаю, это хорошо, но только в младших классах. В этом возрасте дети более лояльны к инвалидам, да и уезжать от родителей еще нежелательно. А вот в старших, когда программа усложняется, лучше специализированные школы, на мой взгляд.
После окончания школы Татьяна поехала в Смоленск, поступила на филологический факультет.
- Здесь я уже в полной мере почувствовала влияние деревенского воспитания. Мне было стыдно, что я не вижу обозначенные мелко номера аудиторий, я стеснялась попросить что-либо помочь, и, как когда-то делали мои родители, всячески старалась скрыть свой дефект зрения. На тот момент был найден выход в том, что я подружилась с одной боевой студенткой и везде ходила за ней, как хвостик.
Какое-то время Татьяна Михайловна работала по распределению педагогом в Руднянском районе в деревне Рыжиково, а затем все-таки переехала в Смоленск и устроилась на специализированное предприятие для слепых и слабовидящих. Надо было беречь зрение, да и материальный интерес имелся: там давали жилье.
Переломным моментом в жизни Татьяны Михайловны стал центр реабилитации для инвалидов по зрению в Волоколамске. Ппосетив его, женщина решила помогать смоленским незрячим реализовываться в социуме, а не замыкаться в себе. За свой вклад в решение вопросов социальной реабилитации инвалидов по зрению не раз была отмечена почетными грамотами.
В конце нашей беседы я не удержалась, и задала нескромный вопрос:
- Помешало ли слабое зрение устроить личную жизнь?
- По сути – нет. В моей жизни было три брака: официальный и два гражданских. По некоторым причинам не сложилось, но не думаю, что это связано с моим зрением.
Сейчас Татьяна Михайловна живет одна. Уже нигде не работает, получает пенсию. Из тех 10 процентов зрения, что у нее были в детстве, осталась, может, одна пятитысячная — практически ничего не видит. Однако она меня уже наверняка убедила, что с этим можно жить. Например, на мое удивление, 18 ноября Татьяна Михайловна сама ко мне добралась на встречу. Мы увиделись на улице Глинки. Я хотела все сделать по-другому, чтобы человеку не пришлось мотаться. Но она сказала:
- Чтобы вы уж совсем убедились, что слепой человек — это не значит, что все потеряно, я, пожалуй, приеду.
И я убедилась.
Ссылка на статью:
https://readovka.ru/news/8471

Метки не заданы