Главная
Карта сайта
Написать письмо
Принимаются заявки на обучение по программам дополнительного профессионального образования

Облако тегов

Jaws for Windows Owl Software Top Braille Virgo online-тестирование ГОСТ Интернет Интернет-консультирование Материалы научно-практических конференций ООН Общественная Палата Справочно-методические материалы административно-управленческий персонал аренда брайль вызов выпуск тифлокомментаторов выставки государственные программы департамент социальной защиты дистанционное обучение документы доступность инспектор по доступной среде информационные технологии конференция круглый стол «Интернет – доступная среда для инвалидов» лицензии обучение обучение слепоглухих оплата органы государственной власти питание пресс-конференция проезд проживание семинар семинары сопровождающий социальная политика социальная реабилитация специализированное аппаратное обеспечение специализированное программное обеспечение тифлокомментатор тифлокомментирование трудовая реабилитация трудовая реабилитация инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности тьютор удостоверение

Поиск

{На главнуюИнститут Реакомп Могу, хотя и слепой!}

Могу, хотя и слепой!

Николай Апанович

В статье речь пойдет о незрячем сельском учителе, который преподает обществоведение в обычной общеобразовательной школе, а так же проводит с детьми факультативы и другую внеклассную работу.
Николай Апанович – учитель обществоведения в средней школе деревни Медно в Брестском районе. Он не видит своих учеников, но это не мешает ему давать детям знания из школьной программы и учить их честности, самостоятельности и человечности.
- На уроках я люблю рассказывать анекдоты в тему. Дети уже привыкли к моим шуткам. Но я их учу: никогда, ни в коем случае, нельзя смеяться над теми качествами, которые человек не может исправить: хромает, картавит, заикается и т.д. Над всем остальным – пожалуйста.
Зрение он потерял еще в подростковом возрасте. Конечно, для юного Николая это стало потрясением, но сейчас не похоже, чтобы мужчина по этому поводу горевал.
- До 9 класса я видел, а потом началась отслойка сетчатки, катаракта… Толком не известно, в связи с чем это произошло. Может, была какая-то травма. Я очень вредный – куда-нибудь влезть, что-нибудь вытворить… Я и сейчас такой же! – смеется Николай Апанович.
Два высших и жесткая медкомиссия.
Николай Васильевич преподает в сельской школе уже 10 лет. Работает и по призванию, и по образованию: он получил диплом учителя истории в Брестском государственном университете имени Пушкина.
- Педагогика – это мое. Работа приносит мне максимум удовольствия. Душа радуется, когда какой-то ребенок преодолевает себя, переступает через свою лень, - рассуждает 33-летний учитель.
- Мне очень нравится общаться с детьми. Они такие непосредственные, замечательные, улыбчивые, с чувством юмора. Конечно, все дети разные, но в основном такие. И любознательные очень. Бывает, как налетят: «Николай Васильевич, расскажите что-нибудь!», а я и не против загрузить детей.
У Николая Апановича два высших образования. Параллельно с историческим факультетом он закончил филиал БГУ. Вторая специальность охватывает три направления: компьютерные технологии, экономику и право. Теперь все знания и навыки учитель передает детям. Кроме обществоведения он ведет факультатив по истории, готовит школьную команду к турниру «Что? где? когда?», оказывает ученикам и коллегам скорую компьютерную помощь, а после уроков учит детей играть на гитаре.
- С гитарой получилось интересно. У меня музыкального образования нет, я самоучка. Пару раз в школе на мероприятиях сыграл, а в сентябре прихожу в школу - и директор говорит: «Ставлю вас перед фактом. Дети сказали, что тоже хотят играть на гитаре», - улыбается Николай.
Чтобы попасть на работу в школу, Николай прошел, как он выражается, «жесткую медкомиссию». И все-таки смог доказать врачам, что нарушение зрения не помешает ему учить детей. Медико-реабилитационная экспертная комиссия сперва разрешила Николаю работать только на полставки, а потом сняла все ограничения.
- Как-то получилось, что очень мало плохих людей мне встречалось на жизненном пути. Если мне что-то нужно, я знаю, что коллеги мне помогут. Но, в основном, справляюсь сам.
Теперь у Николая Апановича нет никаких препятствий к работе. В школу и из школы учитель часто добирается с коллегами. Журнал помогают заполнять сами ученики, а планы уроков и отчеты учитель готовит в электронном виде.
Николай Васильевич не проверяет тетради и не выводит в дневниках жирные двойки. Зато учит детей формировать свое мнение и устраивает на уроках провокации.
- У меня такой способ работы: на уроке я рассказываю суть новой темы, а остальное ученики разбирают сами. Они доказывают свою точку зрения, много рассуждают. Если я задаю сочинение, то формулирую тему так, чтобы она не совпадала с запросом в «google». Я им объясняю: пользуйтесь учебником, какими угодно статьями из интернета, но ваше мнение должно быть аргументированным.
- То есть вы на каждом уроке спорите?
- Бывает. Несколько лет назад интересная история была. В девятом классе у нас на уроке была тема «конфликты». Мы изучали виды конфликтов, способы ухода от конфликтов и так далее. Я дал детям задание подготовиться дома, некоторые моменты объяснил. Прихожу на следующий урок… и начинаю их гнобить. Они в шоке! Я никогда не повышаю голос, у меня всегда уроки проходят спокойно, с улыбкой и приколами, на позитивной ноте. И тут я на них наезжаю! Дошло до того, что я одну девочку до слез довел. Прошло минут 10 урока и одна ученица говорит: «Николай Васильевич, что вы конфликтную ситуацию создаете? Давайте поговорим на эту тему!» Тогда они раскрыли провокацию, разобрались, в чем дело. Потом я признался, что самое сложное в этой истории было не засмеяться. Мы обсудили, никто не обиделся. Зато помнят эту тему до сих пор!
«НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ, ВЫ УЗНАЛИ, КТО Я?»
- Как вам удается держать дисциплину в классе?
- Старшие классы соблюдают дисциплину, а вот с младшими сложнее. Семиклассники, например, очень живые, держать в своих руках процесс на уроке очень тяжело. Хотя это и не напрягает, потому что они тянут руки и щебечут: «Можно я, можно я, можно я?»
- А как вы понимаете, какой «Я» хочет ответить?
- Когда я только начинал работать, так и говорил: «Я» бывают разные, называйте свое имя». Это нужно первое время, пока я по голосам не начну всех различать. Один, два урока и они понимают мой способ работать с ними. Выглядит это так: «Можно Алина?», «Можно Таня ответит?»
- То есть вы своих учеников различаете по голосам?
- Конечно, спокойно. Они иногда спрашивают: «Николай Васильевич, вы узнали, кто я?» И я с сарказмом отвечаю: «Первый раз тебя вижу, Дарья», - смеется учитель.
- А обмануть не пытаются? Молча отсидеться на уроке или подрисовать оценку в дневнике?
- Только один раз было такое, что мальчик был в классе, но делал вид, что его нет. За это я ему единицу поставил. Поначалу, когда дети не знали, кто я и как работаю, могли ходить по классу, брали меня на «слабо». Но это единичные случаи и были они очень давно. Сейчас, например, я журнал отдаю детям заполнять. Они вписывают дату, отмечают, кого нет. Если кто-то заработал, ставят оценки. За десять лет работы в школе у меня только два раза было такое, что поставили оценку без моего ведома. Но потом совесть замучила, пришли и признались. Я же помню, что кому ставил. В основном, у нас такие ребята, с которыми можно идти в разведку.
- Неужели у вас никогда не было моментов, когда хотелось бросить эту работу?
- Я думаю, мне повезло с профессией. Бросить работу не хотелось никогда. Конечно, к концу четверти и учебного года очень устаешь. Профессия учителя очень эмоциональная, я считаю, что настоящий учитель должен делиться эмоциями. Для моментов усталости у меня есть грустная музыка, - улыбается Николай. - Если тяжело, я включаю музыку в наушниках или могу сыграть что-то, чтобы гитара поплакала, или просто общаюсь с женой: она всегда меня поддерживает. Нужно время, чтобы отдыхать от работы. С плохим настроением я не иду к детям. Свои эмоции оставляю за дверьми. Не важно, плохо на душе или нет, болит что-то или нет. К счастью, это редко бывает, но дети этого видеть не должны.
- О чем вы мечтаете?
- Мечта – это что-то такое труднодостижимое, но у меня есть план на будущее. Если получится, я хочу купить себе синтезатор и сделать в школе группу. Правда, я не знаю толком, могу ли я на синтезаторе играть, но это не важно, я могу научиться. Дети уже донимают: «А кем я буду в группе?», «А на чем я буду играть?» Надеюсь, у нас получится!
Ссылка на статью:

www.kp.ru/daily/26636/3656031/

Метки не заданы