Главная
Карта сайта
Написать письмо
Принимаются заявки на обучение по программам дополнительного профессионального образования

Облако тегов

Jaws for Windows Owl Software Top Braille Virgo online-тестирование ГОСТ Интернет Интернет-консультирование Материалы научно-практических конференций ООН Общественная Палата Справочно-методические материалы административно-управленческий персонал аренда брайль вызов выпуск тифлокомментаторов выставки государственные программы департамент социальной защиты дистанционное обучение документы доступность инспектор по доступной среде информационные технологии конференция круглый стол «Интернет – доступная среда для инвалидов» лицензии обучение обучение слепоглухих оплата органы государственной власти питание пресс-конференция проезд проживание семинар семинары сопровождающий социальная политика социальная реабилитация специализированное аппаратное обеспечение специализированное программное обеспечение тифлокомментатор тифлокомментирование трудовая реабилитация трудовая реабилитация инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности тьютор удостоверение

Поиск

СМИ о нас

«Наша жизнь» № 10, 2014

ПИЛОТНЫЙ ПРОЕКТ

НА ФОНЕ КОМПЬЮТЕРИЗАЦИИ

 

   В «Реакомп» меня привело необычное слово «тьютор». Не думаю, что у наших читателей оно на слуху. Вот и я, узнав об открытии в Институте курсов подготовки тьюторов, прежде чем отправиться туда за информацией, решила «подковаться» в интернете. Узнала немало интересного. В переводе с английского это слово означает «домашний учитель, опекун».  Но в современном понимании — не преподаватель и не воспитатель. У него свой, ни на что не похожий тип взаимодействия с учащимся.       Он — репетитор, психолог, правовед, социальный работник, друг и помощник ученика в одном лице. Помогает ему в ходе образовательного процесса осознанно  определиться с выбором дальнейшего пути. В общем, тьюторство позиционируется как  вид педагогической деятельности, направленный на развитие интересов ученика и его способности думать. И главные инструменты здесь — индивидуальное психологическое  сопровождение и настрой на результат.

   Ещё я узнала, что в образовательных учреждениях России новая должность появилась сравнительно недавно. И только в некоторых школах и вузах. В стране нет учебных заведений, где готовили бы таких специалистов. Зато есть несколько центров, где можно получить дополнительную квалификацию в этой сфере.

   Соединив эту информацию с той, что уже знала о «Реакомпе», тут же подумала, что наш уникальный Институт, как всегда, оказался на высоте, своевременно вписался в тенденцию и даже отчасти вышел в лидеры, открыв первые в системе курсы. Были все основания думать так, поскольку за годы существования он сделал немало полезного для инвалидов по зрению. Достаточно вспомнить такие его проекты, как создание первого в России и Восточной Европе специального компьютерного  рабочего места для слепого, разработку концепции тифлокомментирования, формирование условий, позволяющих людям с проблемами зрения беспрепятственно знакомиться с музейными экспозициями. И совсем свежее направление — изучение возможностей смартфонов для более широкого их использования  в интересах незрячих. Мне казалось, что на этом фоне очередное ноу-хау не могло не заинтересовать Институт. Но сразу же оговорюсь, у него — много вариантов воплощения. Мы же будем говорить не обо всех сразу, а об одной конкретной истории, случившейся в нашем уважаемом научном и учебном центре.

Новое — хорошо забытое старое

  В «Реакомп» я пришла с естественным, на мой взгляд, вопросом: как проходил мозговой штурм нового направления? Но генеральный директор «Реакомпа» Сергей Николаевич Ваньшин быстро спустил меня «с небес на землю», напомнив, что индивидуальное психологическое сопровождение, которым так гордится тьюторство, успешно используется в Обществе слепых на протяжении многих лет при восстановлении личностного и профессионального статуса человека, потерявшего зрение. Опыт Института тоже подтверждает это. Всё, что  относится к его деятельности, связанной с профессиональной  реабилитацией и подготовкой персонала ВОС, изначально ориентировано на максимальное приближение к незрячему ученику и продумано в этом плане до мелочей, вплоть до численного состава группы, позволяющего преподавателю уделять внимание каждому. Это что касается индивидуального сопровождения. 

— То же самое и с настроем на результат, — продолжил Сергей Николаевич. — Мы всегда своим слушателям говорим, что надо обязательно обозначить для себя перспективу, подсказываем, как добиться успеха. Даже на компьютерных курсах мы никогда не ограничиваемся тем, чтобы научить незрячего только правильно нажимать кнопки. Мы объясняем, что эту машину можно использовать при написании дипломной работы, в дальнейшем приспособить под свои профессиональные проблемы. Конечно, нужен практический выход. Как же иначе?

Сергей Николаевич, безусловно, прав. Реабилитационным учреждениям, действительно, очень близка философия тьюторства. И здесь неизбежны моменты совпадения, пересечения и некоторого соперничества. Но интерес к новой профессии пришёл в «Реакомп» не  со стороны, а возник внутри самой его системы под влиянием  компьютеризации, бурно развивающейся  в правлениях и местных организациях Общества. Вот что сказал С. Ваньшин об истоках этого явления:

— Когда в ВОС началось массовое  освоение компьютерной техники, стало понятно, что нам надо готовить преподавателей для начального звена обучения на местах. К 2007 году мы выработали инструктивные материалы, где  были сведены  вместе все рекомендации. Они утверждены президентом Общества слепых А. Неумывакиным. В них заложены требования к преподавателям, процессу обучения, учебным программам и так далее. Вот это и была база для  содействия развитию нового дела. Однако здесь был один нюанс. Чтобы вести обучение в соответствии  с Законом об образовательной деятельности, надо соблюдать его требования, среди прочих и такое: при продолжительности занятий более 72 часов иметь лицензию на образовательную деятельность. У нас она есть. Но ведь речь шла об организации обучающих курсов на местах. А там не всегда имеются возможности для этого. Известно, что специализированные библиотеки для слепых зачастую берутся организовывать подобное обучение. Но мне трудно представить, чтоб библиотека получила лицензию на образовательную деятельность. Здесь есть требования к кабинету, технике, кадрам, целому ряду других вопросов, которые в сумме должны быть решены. Государство строго следит за тем, чтобы  для профессионального обучения были созданы надлежащие условия. Но в тех ситуациях, когда не стоит вопрос об освоении компьютера по 90-часовой программе, то есть имеется в виду не основной курс, а первоначальный в объёме 32 часов,  в этих случаях можно планку требований снизить и говорить уже о предварительном освоении техники. И вот здесь  появляется та ниша, которая позволяет регионам беспрепятственно создавать компьютерные пункты, точки  для  своеобразного  ликбеза.  Компьютерная точка в инструктивных материалах — это один или два аппарата. Так обычно в спецбиблиотеках  и местных организациях и  бывает.  В рамках ознакомительной  подготовки новичку показывают, как включать ПК, как он устроен, для чего предназначается, из каких элементов состоит, а самое главное — на этом этапе для него важно отшлифовать слепой метод набора информации с помощью клавиатуры. Если пользоваться не двумя — четырьмя пальцами, а всеми десятью, то к минимуму сводятся ошибки и несопоставимо возрастает  скорость работы. А уже позже можно переходить к базовой  программе обучения.

   Практика показала, что в этих случаях большие учебные программы не нужны. А в качестве руководителя достаточно наставника, который не только научит грамотному обращению с незнакомой техникой, но и поможет преодолеть внутреннее напряжение, не испугаться первых неудач и самое главное — поверить в то, что слепой обязательно добьётся результата. Мы, со своей стороны, эту нишу решили закрыть тем, что раньше называлось наставничеством. Потом появилось новомодное слово «тьютор». Может, это не полные синонимы, но общего много. Вот этот синтез старого и нового и  лёг в основу нашей учебной программы...

— Тогда выходит, что ваш тьютор несколько отличается от того образа, что создан СМИ, и,  прежде всего,  тем, что он и учитель, и воспитатель. Он даёт знания по предмету и одновременно психологически сопровождает обучение. Это так? — уточнила я.

—  Для нас  это, прежде всего, знаток своего дела, по статусу — методист-консультант, который будет работать не в учебном классе, а на так называемой компьютерной точке, — подтвердил Сергей Николаевич. — Его задача — в первую очередь профессионально ввести пользователя в виртуальный мир. Новшество же в том, что при этом он будет использовать современные  технологии, которым мы его на своих курсах научим. 

   На вопрос, обязан ли  наставник определять способности ученика к той или иной деятельности, подсказывать, в каком направлении ему лучше развиваться, Сергей Николаевич ответил так:

— Если речь идёт о школе, то да. Но это не наш случай. Потому что к нам на курсы приходят учиться не дети, а зрелые люди, и задача наших будущих наставников в том, чтобы помочь им освоить технику, приспособить её для своих жизненных потребностей. Предполагается, что человек уже выбрал путь и ему на первых порах  нужно просто сориентироваться, чтобы достичь успехов. Но если среди новичков появится продвинутый пользователь, который сумеет заочно закончить программу второго этапа обучения,  то такой вариант не исключается. У нас есть возможность, а у него — право приехать к нам и сдать экзамен экстерном.

— Подконтролен ли  этот процесс компьютеризации  «Реакомпу»? — поинтересовалась я.

  — Напрямую нет. Этот вопрос решается достаточно стихийно. Подвернулась возможность приобрести или бесплатно заполучить компьютер, библиотека или местная организация её обычно не упускают. Получают либо от банка, либо по  гранту. Кто как умеет, так и добывает. Мы через инструктивные материалы, которые я упомянул, через политику, которую нам указал XXIсъезд ВОС, пытаемся этот процесс упорядочить в пределах возможного. Вот поэтому в инструктивных материалах есть определения всех учреждений, которые могут в разной степени заниматься компьютеризацией для слепых, начиная с создания точки и кончая продвинутым компьютерным центром. Там есть учебные программы для  всех уровней обучения,  есть  предложения предварительного тестирования для оценки владения компьютером. Когда организаторы с мест к нам обращаются, мы даём им представление о направлениях. Они также могут рассчитывать на наше определённое руководство и методическую помощь. Кроме того, если вуз,  библиотека или местная организация решили начать ознакомительное обучение инвалидов по зрению, мы не откажемся подготовить для  них незрячего тьютора из их же среды. Для членов ВОС обучение бесплатное. И вторая  наша принципиальная позиция — обучать освоению компьютера должны незрячие специалисты. Потому что зрячие  не обладают необходимыми навыками, которые вырабатываются у слепого.

   Резюмируя сказанное Сергеем Николаевичем, нетрудно сделать вывод, что «Реакомп» тихо, мирно работал над своей проблемой, учитывая сложившуюся в ВОС ситуацию и не рекламируя то, чем потом так заинтересовалось педагогическое сообщество. Но, попав в струю, он спокойно принял новые правила игры и запустил пилотный проект подготовки тьюторов. И поскольку мы знаем, что история развивается по спирали, то старое наставничество в рамках Института, как и в целом по стране, дополнилось таким понятием, как образовательная рефлексия, то есть работа на повышение самосознания обучаемого, на развитие его личной способности к анализу собственного психологического состояния, на что сейчас педагогическая наука, а также гражданское общество и делают ставку.

   Спросила я и про учебную программу для пилотного курса. Как и предполагала, это не подарок небес и не подсказка, прибывшая из-за рубежа. Её разработали своими силами по поручению учёного совета Института  с учётом основ старого наставничества и новых представлений о нём. Для этого есть свой мозговой центр, в составе которого как собственные специалисты, так и привлечённые из других организаций, правда, с условием, что они тоже члены ВОС.

Свидетельство с правом на работу

   Рассказ генерального директора дополнила его заместитель Ольга Валерьевна Сергеева, обеспечивающая учебно-реабилитационный процесс в Институте. Вот фрагменты нашей беседы:

— Скажите, Ольга Валерьевна, в чём особенность учебной программы этого курса?

— При формировании  группы мы отдавали предпочтение восовцам не обязательно с высшим образованием, но непременно имеющим опыт практической работы с инвалидами по зрению и прекрасно подготовленным в области информационных технологий. Это люди со вторым и третьим уровнем владения компьютером. Они прошли тестовый отбор и в состоянии ответить на любой сложный технический вопрос ученика. Но они порой не знают основ взаимодействия с незрячими, хотя сами являются инвалидами по зрению. У нас программой предусмотрено несколько часов основ психологии и психолого-педагогического сопровождения реабилитационного образовательного процесса. Изучение специфики работы со слепыми позволяет им не только управлять личностными качествами подопечных, но и многое  пересмотреть  в своём поведении, быть терпеливыми, выносить капризы учеников, особенности их характеров, помнить, что, несмотря ни на какие сложности, им надо привести человека, способного овладеть компьютером, к необходимому результату. Для слушателей курсов  проводятся групповые и индивидуальные консультации с использованием ролевых игр, моделирующих ситуацию, в которой может оказаться преподаватель. Например, ученик признаётся: «Я не могу освоить программу в том же темпе, как мой сосед. Что делать?» Как  разрешить эту ситуацию, какими методами, какими приёмами  воспользоваться, чтобы замотивировать этого человека? Об этом идёт речь на занятиях. Вообще у нас основной принцип — объединить людей, снять стрессы, внушить человеку, что он обучаем, что у него всё получится, и поддерживать это позитивное состояние на протяжении всего учебного процесса. Мы показываем слушателям эти приёмы. Кроме того, даём очень хороший раздаточный материал, прочитав который, они могут дополнить свои практические знания  теоретическими, например, по следующим направлениям: что такое личность, психологическая поддержка и коррекция деятельности тьютора, методические аспекты индивидуального консультирования, основные его задачи, как работать с разными учащимися, социально-психологическая реабилитация инвалидов по зрению. Есть и такая актуальная сейчас тема, как  рефлексия собственной деятельности. То есть они проводят анализ того, насколько правильно работают с инвалидами по зрению. Им также рассказывают о тех средствах реабилитации, которые адаптируют для незрячих, знакомят с новыми программами звукового доступа.          Эта группа пилотная. В ней пять человек из разных городов страны. Это будут специалисты нового типа.   Никто в ВОС прежде этим не занимался. Но поскольку проявлена заинтересованность, то в плане будущего года мы заложили подготовку ещё одной такой же группы.    

— А если у слушателей по окончании курсов появятся сложности в работе, как им поступить? Дело-то новое,  не все с ним знакомы, спросить порой не у кого.

— Конечно, на местах у них не будет постоянной поддержки со стороны «Реакомпа». Но все наши слушатели согласно Положению, которое утвердил президент ВОС А. Неумывакин, имеют возможность обратиться в Институт за социально-психологической и социально- педагогической помощью и после обучения.  Если возникнут проблемы, они могут в любой момент позвонить нам по телефону, написать письмо по электронной почте или приехать в Институт. Мы всегда поддерживаем связь с бывшими учащимися, следим за их дальнейшей судьбой. Да они и сами сообщают о себе.

— Какой документ об образовании выдадут вашим выпускникам?

— Свидетельство о том, что они получили дополнительное профессиональное образование в области компьютерных технологий. Так как мы работаем на основании лицензии Департамента образования Москвы, то этот документ действителен на всей территории Российской Федерации. Тьютор может вести занятия и на  расстоянии, что очень важно для незрячих, проживающих в отдалённых населённых пунктах.

Приеду домой, буду писать проект

   Побеседовала я и с теми, кому посчастливилось стать участниками пилотного проекта. В учебном классе, опустевшем после занятий, я застала двух тружениц — Елену Вожегову из Саратова и Евгению Котову из Камышина. Елена — общительная, доброжелательная, очень позитивная девушка — готовила рекомендации для будущего урока. Писала расшифровку плана, составляла проверочные вопросы. По образованию она музыкант — преподаватель аккордеона. Окончила Саратовское музыкальное училище и Государственный специализированный институт искусств в Москве. Сейчас работает музыкальным редактором. Выступает с сольными номерами как аккордеонистка на различных мероприятиях города. Она лауреат Международной премии «Филантроп». Занимается общественной деятельностью. Лена — член  Совета по делам инвалидов при правительстве Саратовской области. Ведёт клуб молодых инвалидов «Надежда». Каждый месяц на базе Центра социального обслуживания проводит различные мероприятия. Считает себя реабилитированной. Ходит без сопровождения, с тростью. Родители с детства её не опекали. Наоборот, поощряли  стремление к независимости. Она умеет и любит готовить, особенно мясо, салаты и десерты. Одна ездит на рынок, покупает продукты. Посещает бассейн. Компьютер знает великолепно, прошла три уровня его освоения. Без него уже никуда. Бронирует железнодорожные билеты через интернет, оплачивает коммунальные платежи, переводит деньги с карты на карту. В «Реакомп» на курсы приехала для того, чтобы  получить дополнительную профессию и официально работать в этой сфере.

— Учёба мне очень нравится, — говорит она. — Здесь нас не только учат теории, но и дают возможность самим проводить уроки. Критикуют, если что-то сделаем не так. Похвалят за удачу. Я провела уже два самостоятельных занятия. Мне как человеку творческому всё это очень интересно. Когда приеду домой, вместе с председателем правления будем писать проект. Просить у власти два компьютера, сканер, два брайлевских принтера, для того чтобы организовать рабочие места для незрячих  и обучить их по той методике, которую нам дали в «Реакомпе».

Евгения Котова произвела впечатление основательного человека, заботливой хозяйки дома, у которой всё разложено по полочкам. Прежде чем приехать на курсы тьюторов, она уже несколько раз побывала в Волоколамском центре реабилитации, освоила ориентировку, бытовые навыки, научилась вязать. Говорит, что вяжет медленно, но вещи получаются красивыми, родственники и друзья довольны. Азы компьютерной подготовки тоже получила в Волоколамске. Потом прошла основной курс в «Реакомпе». Позже освоила третий уровень и вот теперь учится на тьютора. Жене очень хочется работать. Надеется, что в Камышине откроют компьютерную точку для новичков, где сможет помогать незрячим. Здесь, на курсах, она уже провела самостоятельные уроки по таблицам и спискам в Ворде. Старается очень. Даже в свой день рождения не покинула класс, пока не выполнила задание. Девушка упорная. Её приятно учить.

Характерно, что обе девушки особо подчеркнули важность трудоустройства. Найти работу незрячему человеку в наше время — это большая удача. А тут появляется перспектива и даже своеобразная логическая цепочка: слушатель приобретает должность, а обученный им ученик — надежду на новую профессию, а если она уже есть, то и на карьерный рост. Таким образом, обозначается ещё одна дорожка к этой, всё ещё болезненной социальной проблеме.

А преподаватель курсов Ольга Олеговна Васина сказала мне, что  технологии тьюторства вполне применимы не только в маленьких компьютерных пунктах, но и   в вузах, где есть слепые и слабовидящие студенты, особенно при  их дистанционном обучении. Правда, для этого уровня нужно иметь высшее педагогическое образование.

Вот такова объективная реальность с положением тьюторства в ВОС. Здесь, как говорится, всё сошлось: и потребности в нём, и возможности для обучения, и время благоприятствования подоспело. Ну, а «Реакомп», как бы ни скромничал, всё-таки оказался лидером в этом направлении. 

Автор: "Наша жизнь"
01.10.2014
Метки не заданы